Андрей Павловский: Киреев понимает, что он — молодой человек, а уже сам себя погубил, разрушил свою репутацию и жизнь

0

Поделиться в соц. сетях

Судебное лето-2011 уморило не только Юлию Тимошенко и ее соратников, а всех и каждого. В сводках из «храмов правосудия» теряются даже новости о финансово-экономическом положении дел в стране, курсе гривны и инфляции. О том, что же происходит в Печерском суде, почему порой становится жалко Родиона Киреева, когда он озвучит приговор, а также многим другом в интервью «Фразе» рассказал нардеп-бютовец, член оппозиционного правительства Андрей Павловский.

Андрей Михайлович, Вы все время находиться рядом с Юлией Тимошенко в суде. Каковы человеческие впечатления от происходящего там?

Честно вам признаюсь, мне, не как юристу, адвокату, прокурору, а как простому человеку, который пришел в зал посмотреть, как все происходит – бывает просто жутко.

Почему?

Трудно передать словами то, как цинично, «по беспределу» действует нынешняя власть. Есть же определенные процедурные нормы – они не выполняются. Вот скажите, почему они так спешат?

Знаете, у меня складывается впечатление, что Виктор Янукович, наверное, действительно дал распоряжение засудить Юлию Тимошенко, «финал» приурочить круглой дате. В кулуарах говорят, что это — двадцатилетие Дня Независимости Украины. Также есть информация, что «справедливое решение» суд примет 20 августа. Когда наблюдаешь, как выстраивается тактика, веришь, что обвинительный приговор точно будет в поставленный срок.

Полный негатив?

Почему же? Есть и позитивы. В частности – опрос свидетелей. Я был там, сам все слышал, и могу вам уверенно сказать: ни один свидетель обвинения не сказал, что в поступках Юлии Тимошенко были какие-то преступные действия, что она нарушала законодательство. Все наоборот.

Приведу пример. Бывший заместитель Генерального прокурора Украины Татьяна Корнякова, дважды проводившая по поручению Януковича в 2010 году проверку подписания газовых соглашений, деятельности Юлии Тимошенко и «Нафтогаза» – свидетель обвинения. Какими были ее показания? Корнякова, которая сейчас не в ГПУ, а заместитель министра топлива и энергетики, не побоялась четко сказать: нарушения закона нет. Есть также выводы Института государства и права имени В. Корецкого (юридической элиты, профессоров и академиков). Так вот в выводах юридической экспертизы написано, что нарушения закона не было. Так что еще нужно представителям этой инквизиции?! Я просто не понимаю!

Знаете, что еще въелось в память? Когда Корнякова выступала в суде, указывала на выводы специалистов, представители «инквизиции» сошли с лица. Мне казалось даже, что они сознание потеряют, поскольку от показаний свидетелей дело разваливается прямо на их глазах.

Не слышать доводов было невозможно. Европейские представители, которые присутствовали в Печерском суде, переговариваясь между собой, говорили: «Нет состава преступления». Вот подумайте, какая репутация у Украины будет в Европе, если Юлию Тимошенко все же засудят?

Кстати, не случайно было заявление посла Франции (Жака Фора, 28 июля – авт.), который сказал: это мероприятие, этот суд, уголовное дело против Тимошенко по газовым контрактам с Россией находится очень далеко от права, но очень близко к политике и не способствует формированию позитивного имиджа Украины в мире.

Так что, когда я вижу это судилище, то чувство одно – это политическая расправа. Все так, как будто сработала некая машина времени, переместившая меня в прошлое – в 1937 год.

В прошлый четверг, 28 июля, председательствующий в «газовом деле» Родион Киреев принял решение удалить Вас из зала заседаний, поскольку Вы прерывали своими высказываниями показания свидетеля Константина Бородина (и.о. директора Департамента газовой, нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности Минтопэнерго), что было расценено, как неуважение к суду и нарушение порядка во время судебных заседаний.

Это случилось потому, что я сделал замечание Кирееву. Происходящее в суде вызвало возмущение многих присутствующих в зале, но удалили именно меня.

Какое замечание?

Когда прокуроры увидели, что на глазах у прессы благодаря показаниям свидетелей разваливается дело, они начали нагло, даже не поднимаясь, кричать Кирееву, какой вопрос можно задавать, какой нет. Также начались подсказки свидетелям, что и как отвечать.

Я обратился к Кирееву: почему, когда прокуроры ведут себя так нагло и фактически диктуют свидетелям правильные ответы, нет никакой реакции с его стороны. Причина этому одна: Киреев не хотел прислушиваться к замечаниям такого рода. Слишком уж его что-то обидело в моих словах.

Вы не стали перечить судье, встали и спокойно вышли. Почему? Не хотели, чтобы снова появились «люди в касках»?

Не хотел предоставить им шанс для очередного удовольствия лицезреть, как бьют и выбрасывают из зала депутатов. Но я ему (Кирееву, – авт.) сказал, что он вправе сделать перерыв, пригласить ОМОН, чтобы он мог меня побить лавками, сломать мне руку, проломить голову и выбросить из зала.

Получается, Вы не хотели силового «освобождения» зала суда…

Беспредела и так достаточно. Похоже на то, что Киреев и прокуроры провоцируют людей, чтобы иметь возможность по одному выбрасывать их из зала.

Зачем им это?

Для «свершения правосудия» в пустом зале, без свидетелей. Чтобы у Тимошенко во время расправы не было даже простой человеческой поддержки.

Как думаете, почему судьей в деле Тимошенко является именно г-н Киреев? Не кажется ли вам, что сам он – либо мальчик для битья, либо козел отпущения?

Все просто. Он должен выполнять поручения Виктора Януковича.

Скажите, вот вы никогда не задавались вопросом: почему на такое резонансное дело поставили человека, который лишь за два месяца до начала слушаний был переведен в Киев, который судьей отработал только два года и просто не имеет опыта?

Конечно, как и многие.

Так вот, дела, которыми он занимался, это – кто-то у кого-то тысячу гривен украл. И стразу такое дело. Правда, говорят, что он там несколько наркодилеров отпустил. Это, наверное, и есть тот крюк, на котором прокуратура держит Киреева.

Еще одно. Ни для кого не секрет, что многие квалифицированные судьи, работающие по двадцать-тридцать лет, могут только мечтать о Печерском суде. А тут такого молодого человека перевели из провинции, притом не просто в столицу, а в самый крутой, самый престижный суд.

К чему я веду. Так как Киреев поменял место работы по переводу, то не исключено, что он в Киеве уже и квартиру получил, и надбавку к зарплате – это еще один крюк, на котором его держат. Терять такое очень не хочется, а если примешь не то решение, которое сказали – придется все отдать. Не отдашь добровольно – могут и в лес вывезти.

Понимаете, человек влез в болото аж по самые уши. И я теперь понимаю, почему у него дергается бровь. Вы, наверное, видели, какой у Киреева нервный тик? Так вот, всегда, когда он принимает неправосудное решение (а он понимает, что он чинит неправомерно, нечестно) – левая бровь дает о себе знать.

Киреев сам понимает, что он — молодой человек, а уже сам себя погубил, разрушил свою репутацию и жизнь. Но, наверное, вырваться из силков – он не может.

Чисто по-человечески я ему сильно сочувствую. Он молодой парень, а оказался в такой западне, из которой ему, наверное, уже не выбраться. Что бы ни случилось потом, у общества уже сложилось впечатление о нем. Единственный его шанс это – приложить сверхусилия и под любым предлогом отвести свою кандидатуру, уйти и не заниматься этой грязью.

Хватит ли у него мужества оправдать Юлию Тимошенко, я не знаю. Но, скорее всего, нет. Все идет к тому, что они хотят ей впаять десять лет.

Складывается впечатление, что Юлия Владимировна сама порой нарывается на арест (особенно если учесть то, как Тимошенко вдет себя в суде)…

Оно ошибочное. Что касается поведения Юлии Тимошенко, то ей ничего не остается, как протестовать в такой форме. Она не встает, чтобы показать, что суд фальшивый, надуманный, что у нее нет уважения к тем людям (судьям и прокурорам), у которых не было мудрости отказаться от участия в этом деле. Это, наверное, единственное, что ей осталось – эмоциональные, экспрессивные способы протеста.

Тимошенко лишили права на защиту. Вы сами посмотрите, сколько раз ей отказали в адвокате. Свидетелей допрашивают без адвоката, а в Уголовно-процессуальном кодексе есть прямая норма, запрещающая это, соответственно, все криминально-процессуальные действия должны были быть прекращены до тех пор пока Юлия Владимировна не найдет себе нового адвоката.

Знаете, это может быть основанием для суда высшей инстанции: отменить приговор этого суда. Получается, Киреев сам загоняет дело в глухой угол. Почему – я не знаю. Возможно, у него немного совести осталось, и он специально нарушает нормы УПК, чтобы потом апелляционный суд по формальным признакам отменил приговор. Вот такая игра идет.

Андрей Михайлович, Вы – оппозиционный министр труда и соцполитики. Скажите, разделяете ли Вы оптимизм Премьер-министра Николая Азарова, который недавно заверил: на сегодняшний день финансовая ситуация в стране стабильна как никогда, курс гривны остается стабильным, в стране отмечен рост промышленного производства, и на 3,5 млрд. грн. сокращен дефицит Государственного бюджета, обеспечен запас необходимых ресурсов, в том числе газа, зерна, и т.д?

Ой, вы знаете, это «совковое» воспитание заставляет Азаров повторять сказку о том, что жить стало лучше, жить стало веселее.

Потребительские цены на основные продукты питания, коммунальные услуги выросли в разы (цена на столь любимую им капусту выросла в три раза). И это называется «стабилизация»? Да не смешите меня.

Хотя… Знаете, для олигархов, членов Кабмина, их друзей и родственников – это так. Для Николая Азарова и его семьи – финансовая ситуация стабильна как никогда, а может даже улучшена. В списке людей, которых коснулась «стабилизация», чьи состояния выросли в разы — около сотни фамилий. Всех остальных украинцев она прошла стороной.

А статистика?

К статистике апеллировать в этом случае не стоит. Она «дутая» – создана для отчетности перед международными организациями и рассказывания сказок МВФ ради получения кредитов, без которых этой власти не продержаться.

Статистикой жизнь простого человека не улучшишь. Каждый из нас может заглянуть в свой семейный кошелек и рассказать, как все на самом деле. По потребительской корзине ситуация реально ухудшается. Социальные права и гарантии – попираются и урезаются. Постановлением правительства от 6 июля с.г. своих законных прав на получение социальной помощи были лишены чернобыльцы, дети войны и военные пенсионеры.

Согласно действующему закону дети войны должны получать надбавки к пенсии в 229 гривен, а реально, после постановления правительства,– 49грн.80коп. Инвалиды-чернобыльцы первой группы должны получать 1600грн. пенсии, а реально получают 1200 грн. А сколько манипуляций с единой тарифной сеткой, после которой врач и учитель недополучают по 700-800грн.: Приведу только один пример: учитель высшей категории должен получать зарплату 2 100грн., а реально у него оклад – 1 350 грн. Это все пример того, как Азаров не выполняет закон об оплате труда.

Теперь посчитаете, сколько у нас учителей, врачей, чернобыльцев и т.д., сколько миллионов людей недополучают свои деньги.

Что скажет об инфляции и курсе гривны?

Есть виртуальная инфляция, а есть реальная, которая, по оценкам международных независимых экспертов, за прошлый год она составила 44%, а не официальных 10%.

То, о чем я говорю, касается главных продуктов потребления. Я не говорю сейчас об ювелирных изделиях, на которые действительно цена не растет, или каких-то других предметов роскоши. Цена растет на то, чем простой человек пользуется ежедневно. В частности, на продукты питания, на которые, по данным азаровского Госкомстата, украинцы тратят 60% своих доходов.

Теперь о том, что курс гривны есть и будет стабильным. Азаров рассказывает, что все хорошо, а банкиры и финансисты – предупреждают об опасных тенденциях. В частности, по прогнозам последних, уже этой осенью возможен срыв курса, что гривна может сильно девальвировать.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.