19-ти летняя девушка погибла, оттолкнув любимого от несущегося на них грузовика

0

Поделиться в соц. сетях Водитель-убийца, чтобы уйти от наказания, стал многодетным отцом

Приговора, который должен был вынести Нагатинский суд Москвы, семьи Почукалиных и Масгутовых ждали с тревогой. Неужели убийца останется на свободе? Ведь виновник аварии за короткий срок успел обзавестись тремя детьми!

ВОДИТЕЛЯ НИКТО НЕ ТОРОПИЛ Вечером 10 сентября 2011 года 19-летние Маша Почукалина и Руслан Масгутов вышли из общежития МИФИ. Думали, что на полчаса – до магазина. Шли, держась за руки. На дорогу Руслан шагнул первым, и влюбленные прибавили шагу: зеленый для пешеxодов там короткий. Мусоровоз “КамАЗ” появился неожиданно. Шестнадцатитонная махина выскочила на встречку, обгоняя вставшие на красный свет машины.

— Он летел на большой скорости, даже не пытался затормозить, сразу пошел на обгон, а там немного под горку, – рассказывала потом на суде свидетель ДТП Татьяна Нечай.

Руслан же помнит только окровавленные куски тела – то, что осталось от Маши. Помнит, как плакал и не понимал, что ему самому нужна помощь. У парня ноги оказались переломаны в трех местах.

Хоронить Машу пришлось в закрытом гробу.

— Очевидцы рассказывали, как после аварии водитель вышел из грузовика и принялся осматривать машину. Это при том, что мы лежали в крови рядом! – рассказывает Руслан.

Есть и еще один момент, который не дает покоя парню погибшей Маши. Очевидцы утверждают, что виновник-водитель, как выяснилось, его зовут Игорь Бочаров, обгонял еще один мусоровоз. Вот и давил на газ. А шофер второго грузовика на суде и не скрывал, что оба они гнали по магистрали. Зачем? Непонятно. Водителей никто не торопил, оба шли привычным маршрутом.

— Да они просто играли в догонялки! – высказала на суде предположение мама Руслана. Опровергать ее никто не стал.

По словам Руслана, горе-водитель появился в больнице с извинениями только через несколько дней. Принес фрукты, а вот слова прощения забыл.

— За него отдувался адвокат фирмы, в которой он работает. Начал что-то там говорить: мол, нам очень жаль, мы возместим лечение – около 250 тысяч рублей, а Бочаров стоял и кивал только, – вступает в разговор мама Руслана Галина. – Мы сказали, что будем требовать возмещения морального вреда, а юрист начал умолять, чтобы не банкротили фирму.

Надеялся на прощение и сам Бочаров. За гибель человека ему грозило до пяти лет тюрьмы. А осознав, что семья и друг погибшей его не простят, решил сменить тактику. Он стал… многодетным отцом.

В ЗАГС – СРАЗУ ПОСЛЕ АВАРИИ — На суде адвокат Бочарова заявил, что он единственный кормилец четырех детей, жена ухаживает за сыном-инвалидом, ему просто нельзя в тюрьму, – продолжает мама Руслана. – Вспомнил, что его подзащитный признал вину, и попросил назначить наказание условно.

Руслан был поражен. Ведь когда на Бочарова заводили уголовное дело, у него на иждивении числился только один сын-инвалид. А уже на суде появилась дочь от первого брака, которой, как уверял Бочаров, он исправно платил алименты. В свои он записал и двух дочек жены от первого брака, хотя по документам у ниx другой отец. Но прописаны они вместе, а потому выходит, что кормилец – он! Правда, старшей дочке жены 19 лет, весной девушка получит диплом медицинского колледжа, но адвокат заявил, что она по-прежнему на иждивении. Вспомнила защита и старшего сына от первого брака жены, которому за двадцать.

— Первый раз такое вижу! – удивленно вскидывала брови судья, листая пачку “детскиx” документов. – Может, у жены и бабушка есть и он ее тоже содержит?

— Бабушки нет! Но есть престарелые родители, им требуется помощь, – уточнил адвокат.

— Картошку я им сажаю, – зачем-то добавил Бочаров, не став уточнять, что по закону родственниками они стали совсем недавно. Ведь с женой Бочаров расписался сразу после аварии: 14 лет они жили в гражданском браке. В загс будущие супруги отправились, когда еще не прошло 40 дней со смерти Маши.

“ГЛАВНОЕ, ЧТО ЕГО НАКАЗАЛИ” Надо отдать должное судье Нагатинского суда, она в справки водителя-убийцы не поверила. Приговор – четыре года колонии-поселения. Плюс Бочаров обязан выплатить миллион рублей родителям погибшей Маши в качестве компенсации морального ущерба и 500 тысяч – Руслану.

— Главное, что его наказали, – заявил парень.

Понятно, что ни один приговор не вернет ему любимую. А знакомый Руслана рассказал, что ехал однажды с таксистом, случайным свидетелем той аварии. Тот видел: девушка вытолкнула молодого человека из-под колес. Так кажется и Руслану – он помнит, точно помнит толчок, после которого отлетел в сторону от грузовика. Едва ли это был “КамАЗ”: тогда удар был бы гораздо сильнее. Кроме Маши, оттолкнуть его никто не мог. Это значит, что девушка спасла ему жизнь – ценой своей. Руслан очень хочет найти свидетелей аварии, которые бы подтвердили его догадку.

Впереди у парня тяжелые дни: ему предстоит три года ежедневно, два раза в день, xодить через тот роковой переxод. Другого пути до института нет. Кстати, после этой аварии у перехода появился “лежачий полицейский”, а вдоль тротуара – ограждение, а зеленый сигнал светофора стал длиннее. Жаль только, что ради этих изменений потребовалась Машина жизнь.

Адвокат Олег ПАВЛОВИЧ: — По закону подсудимый, обвиняемый по статье 264, часть 3 (“нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека”), может получить до пяти лет. Срок может быть как условным, так и с отбыванием наказания в колонии-поселении. Будь моя воля, я бы дал ему максимум. Обычно престарелыми бабушками, бывшими женами и целой армией детей спекулируют те, кто совершил преступления с особым цинизмом. Они отчаянно сопротивляются и рассчитывают на условный срок. Те же, кто действительно раскаивается, как правило, смиренно ждут приговора суда. ДРУГОЕ МНЕНИЕ Жена осужденного Оксана БОЧАРОВА:

“Расписались, чтобы меня пускали на свидания”

Семья водителя живет в Курской области. Наш корреcпондент встретилась с его родными.

— Это я захотела расписаться, – рассказывает жена Игоря Бочарова. – Он и раньше предлагал, я отказывалась. После ДТП я решила: тянуть нельзя. Если его посадят, как я буду навещать? А так я законная жена. Совместный ребенок у нас один – Игорь, ему двенадцать, он инвалид, учится в спецшколе. У мужа есть дочь от первого брака, Свете четырнадцать. Она живет с мамой, там другая семья и еще двое детей. Игорь платит алименты. А у меня от первого брака две дочери. Есть взрослый сын, живет отдельно.

Прежний муж алименты не платит. Развелись из-за того, что он пил и бил меня. Ни я, ни дети с ним не общаемся. Дочки называют папой моего нынешнего мужа. Я понимаю родственников погибшей девочки и пострадавшего мальчика. Но Игорь не хотел этого. Он очень переживает. За это время весь седой стал. Ночью во сне мечется. Курит. Говорит: “Как я теперь жить буду?”

И я, и дочки в церковь ходили. Ставили свечку девочке за упокой души и мальчику за здравие. Будем ждать из колонии. Выкарабкаемся…

На xорошем счету Бочаров и у односельчан.

— Игорь – трудяга, – рассказывает продавец сельпо Ольга Морозова. – Здесь много пьющих мужиков. Дети потом ходят побираются. А Игорь всегда старался заработать. То на комбайне, а недавно в Москву уехал. Семью обеспечивает.

Источник:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.